Услуги:

 

Ущерб и убытки

Ущерб и убытки: в чем разница?

Множество споров вызывают такие понятия, как «ущерб» и «убытки». Физические лица считают их синонимами, а юридические лица путают что следует взыскивать.

Отличие ущерба и убытков в ГК

Статья 15 Гражданского кодекса РФ гласит, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Исходя из определения, можно сделать вывод, что убытки делятся на: реальный ущерб и упущенную выгоду. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Из этого следует, что ГК РФ допускает решение вопроса двумя способами: законом или договором.

В Гражданском кодексе РФ также конкретизируется размер упущенной выгоды применительно к случаям, когда лицо, нарушившее право, получило вследствие такого нарушения доходы. Возмещению подлежит упущенная выгода в размере не меньшем, чем полученный доход.

Следует также добавить, что возмещение убытков – это способ защиты гражданских прав, который применим независимо от закона или договора, так как возмещение убытков является общим правилом для всех обязательств. Возмещение убытков носит имущественный характер всегда.

В состав реального ущерба включаются расходы, которые лицо реально произвело к моменту предъявления иска о возмещении убытков, либо которые еще будут им произведены для восстановления нарушенного права в будущем.

К реальному ущербу отнесены и убытки, вызванные утратой или повреждением имущества. Таким образом, лицо, чье право было нарушено, может требовать от нарушителя возмещения не только фактически понесенных расходов, но и расходов, которые оно должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

На практике взыскание реального ущерба не представляет сложностей, что нельзя сказать о взыскании неполученного дохода, т.е. упущенной выгоды.

Упущенная выгода представляет собой доходы, которые лицо смогло бы получить при нормальных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены. Под нормальными условиями понимаются именно те условия, которые протекают без воздействия непредвиденных обстоятельств или обстоятельств непреодолимой силы.

Потерпевшее лицо должно доказать размер доходов, которые оно не получило из-за нарушения права, а также причинную связь между неисполнением и неполученными доходами. Практика показывает, что именно доказательства причинной связи играют ключевую роль при определении размера упущенной выгоды.

Как рассчитать размер ущерба и убытков?

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Для привлечения лица к ответственности в виде возмещения убытков необходимо наличие следующих составляющих:

  • убытков,
  • противоправного виновного поведения должника,
  • причинной связи между таким поведением и наступившими убытками.

Доказывание наличия убытков возлагается на кредитора. Непредставление доказательств, подтверждающих наличие убытков, является основанием для отказа в удовлетворении требования о возмещении убытков. Гражданский кодекс РФ конкретизирует, что при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска.

Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.Статья 394 ГК РФ регламентирует, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

В случаях, когда за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена ограниченная ответственность убытки, подлежащие возмещению в части, не покрытой неустойкой, либо сверх ее, либо вместо нее, могут быть взысканы до пределов, установленных таким ограничением.

Следует также указать статью 395 ГК РФ, которая разъясняет порядок предъявления требований за пользование чужими денежными средствами. Если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок. Убытки складываются из реального ущерба, расходов по восстановлению нарушенных прав и упущенной выгоды.

Объясняя в общих чертах, убытки – это суммарная стоимость восстановительных работ, затраты, которые необходимо произвести для того, чтобы получить первоначальный результат. При определении убытков принимаются во внимание цены, которые действовали на момент причинения лицу убытков. В случае судебного спора — в день предъявления иска. Ущерб выражается в уменьшении имущества потерпевшего лица, вследствие нарушения материального права. Ущерб определяется, исходя из последствий нарушения договорных обязательств.

Рассмотрим несколько принципов, из которых складывается расчет убытков:

  • при исчислении общего размера убытков, в расчет принимается совокупность всех элементов, таких как реальный ущерб, неполученные доходы и т.д., которые определяются по отдельным критериям;
  • при нарушении условий договора, размер убытков стороны вправе установить самостоятельно в договоре, так как законом допускается диспозитивность исчисления данной нормы;
  • ущерб может складываться с учетом морального вреда, который был нанесен потерпевшему, в связи с причинением последнему страданий или ущемлений. В случае, когда потерпевшая сторона выдвигает требования по возмещению морального ущерба, следует иметь в виду, что взыскать сумму морального ущерба будет возможно только в судебном порядке;
  • ущерб могут составлять штрафы, которые связаны с неисполнением сторонами договорных обязательств, которые вызвали увеличение расходов, не предусмотренных договором.

Чтобы требовать от виновной стороны возмещения убытков, следует доказать сам факт нарушения. Как правило, это происходит посредством документального представления доказательств, свидетельствующих о произведенных затратах, направленных на восстановление имущества либо нарушенного права.

Следует иметь в виду, что если спор рассматривается в суде, в случае отсутствия таких доказательств сумма возмещения ущерба будет минимальной и значительно меньше реальной стоимости восстановительных работ.

Что касается морального вреда, действующее гражданское законодательство не устанавливает фиксированного размера компенсации морального вреда, но закон указывает на ряд обстоятельств, на основании которых можно определить размер морального вреда. Статья 151 ГК РФ утверждает, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Упущенную выгоду также следует относить к убыткам. Упущенная выгода применима, часто, по отношению к юридическим лицам и характеризуется как неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях.

Что касается физических лиц, размер упущенной выгоды можно рассчитать исходя из договора, например, аренды какого-либо движимого или недвижимого имущества. Лицо, нанесшее своим действием (или бездействием) ущерб, должно нести за это ответственность в виде возмещения этого ущерба в материальном эквиваленте.

Для того, чтобы требовать компенсацию, необходимо произвести оценку ущерба. Таким образом, упущенная выгода – все доходы, которые получила бы пострадавшая сторона при отсутствии ущерба. Применительно к договору аренды недвижимого имущества, можно констатировать, что упущенной выгодой будет являться доход от сдачи помещения в аренду.

Таким образом, убытки – это наиболее расширенное понятие, чем ущерб в отдельном взятом случае. Они складываются из реального ущерба, упущенной выгоды, а также расходов по восстановлению нарушенных прав.

Судебная практика

Предлагаем ознакомиться с Постановлением ФАС Северо-Кавказского округа, которое может показать позицию судов при рассмотрении требований заявителей по взысканию убытков.

Предметом конкретного спора явилось повреждение транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия, которое повлекло к невозможности его использования в основной деятельности предприятия и штрафам.

Как указывалось выше, штрафы можно трактовать как убытки, которое лицо обязано оплатить в связи с нарушением своих договорных обязательств, но применимы ли данные штрафы к конкретной ситуации – это вопрос, требующий вмешательства суда. Поскольку истец обязан доказывать причинно-следственную связь между действиями, повлекшими причинение убытков, в своем Постановлении ФАС счел недоказанными те обстоятельства, на которые указывал заявитель.

Так как предприятие не представило доказательств отсутствия иной возможности осуществления своей деятельности, в том числе отсутствия иных транспортных средств, а также принятия мер к более быстрому восстановлению поврежденного транспортного средства с целью сокращения будущих расходов по аренде другого автомобиля, суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

1) Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13 сентября 2012 г. N Ф08-5251/12 по делу N А32-33777/2011

«Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственность «Алданское строительное предприятие» на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 17.04.2012 (судья Дуб С.Н.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2012 по делу N А32-33777/2011, установил следующее. ООО «Алданское строительное предприятие» (далее — предприятие) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Югспец-монтаж» (далее — общество) о взыскании 150 тыс. рублей убытков.

Решением от 17.04.2012, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 28.06.2012, в иске отказано. Суды исходили из того, что предприятие не доказало наличие причинно-следственной связи между дорожно-транспортным происшествием и заключением договора аренды транспортного средства, а также факт отсутствия иной возможности осуществления своей деятельности, принятия мер к более быстрому восстановлению поврежденного транспортного средства.

В кассационной жалобе предприятие просит отменить принятые по делу судебные акты. По мнению заявителя жалобы, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Повреждение транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия повлекло невозможность его использования в основной деятельности предприятия, и, как следствие, необходимость аренды иного сходного по техническим характеристикам автомобиля.

Суд не оценил представленные предприятием в обоснование своих доводов доказательства, а именно: договоры подряда и субподряда, предусматривающие штрафные санкции за нарушение сроков выполнения работ.

Заключение договора аренды транспортного средства является для предприятия самым быстрым и доступным способом привлечения необходимой техники в сложившейся ситуации, арендные платежи представляют собой расходы, понесенные предприятием для восстановления своего нарушенного права. Вина и противоправность действий общества подтверждены материалами дела. Материальный ущерб возмещен предприятию спустя длительный период времени.

Изучив материалы дела и проверив доводы жалобы, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что в удовлетворении жалобы надлежит отказать.

Из материалов дела видно, что 09.02.2011 водитель Серба Г.А., управляя принадлежащим обществу транспортным средством HOWO (государственный регистрационный знак В279УВ93), допустил столкновение с принадлежащим предприятию автомобилем УАЗ 390995. Вина Серба Г.А. подтверждается имеющимися в деле документами.

В результате дорожно-транспортного происшествия в автомобиле УАЗ 390995 повреждены кузов и топливный бак, требующие замены. Стоимость восстановительного ремонта в соответствии с заключением ООО «Бюро Независимых Экспертиз «ЮСТ» от 16.02.2011 N 02/08 составляет 204 тыс. рублей.

СОАО «ВСК» в счет возмещения причиненного предприятию ущерба перечислило ему страховое возмещение в сумме 118 613 рублей 38 копеек (платежное поручение от 28.04.2011 N 148).

Общество платежным поручением от 25.07.2011 N 5152 возместило предприятию разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба в размере 91 200 рублей 62 копеек.

Предприятие, ссылаясь на затруднительность производственной деятельности ввиду длительного нахождения спорного автомобиля (УАЗ 390995) на ремонте и необходимости в связи с этим заключения договора аренды иного транспортного средства, обратилось в арбитражный суд с иском о возмещении убытков. Период простоя автомобиля и использование иного транспортного средства определен предприятием с февраля по июль 2011 года (уточненные требования).

В обоснование своих требований предприятие предоставило суду договор аренды автомобиля УАЗ 32551-0010-41 от 10.02.2011 с предпринимателем Сафроновым А.П., акт от 01.08.2011 N 00000008, подтверждающий использования предприятием автомобиля с февраля по июль 2011 года, путевые листы предприятия и главный отчет системы спутниковой навигации «ГЛОНАСС» за названный период, платежное поручение от 13.12.2011 N 696 об оплате арендных платежей в размере 150 тыс. рублей.

Согласно пункту 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещения убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Лицо, заявляющее иск о взыскании убытков, должно доказать: наличие вреда; его размер; противоправность поведения и вину причинителя вреда; причинную связь между допущенным нарушением и возникшими убытками. Доказыванию подлежит каждый элемент убытков.

Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к выводу о недоказанности причинно-следственной связи между дорожно-транспортным происшествием и арендой автомобиля.

Предприятие не представило доказательств отсутствия иной возможности осуществления своей деятельности, в том числе отсутствия иных транспортных средств, а также принятия мер к более быстрому восстановлению поврежденного транспортного средства с целью сокращения будущих расходов по аренде другого автомобиля.

Апелляционный суд также учел различие технических характеристик поврежденного и арендованного транспорта, а также отсутствие доказательств необходимости заключения договора аренды транспортного средства на длительный срок (до 01.01.2012, т. е. 10 месяцев).

Предприятие в порядке статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представило суду доказательств, свидетельствующих о том, что стоимость аренды автомашин УАЗ 390995 и УАЗ 32551-0010-41 совпадает и аренда последнего транспортного средства не влияет на сумму убытков.

В материалах дела также отсутствуют допустимые доказательства, позволяющие суду установить действительный размер спорных убытков предприятия и взыскать его с ответчика. Доводы заявителя жалобы фактически сводятся к оценке доказательств, которые были предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций, что не входит в полномочия кассационной инстанции.

При указанных обстоятельствах основания для отмены или изменения решения и постановления апелляционной инстанции отсутствуют. Руководствуясь статьями 284, 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 17.04.2012 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2012 по делу N А32-33777/2011 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.».

Ниже представлено интересное Постановление Президиума ВАС, которое свидетельствует о том, как судом была дана квалификация понятию «непреодолимая сила» и как данная квалификация повлияла на взыскание ущерба в связи с полным уничтожением имущества, переданным на хранение.

В общих чертах, можно сделать вывод о том, что, несмотря на договорные отношения между хранителем и поклажедателем, в случае не сохранности переданного на хранение товара в связи с пожаром, ответственность будет нести хранитель, поскольку единственным основанием освобождения его от ответственности за утрату переданного на хранение имущества могут являться обстоятельства непреодолимой силы, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов.

Так как хранитель акцентировал внимание суда именно на субъективных обстоятельствах, а не наоборот, это повлекло к обязательству с его стороны выплатить ущерб, который был нанесен истцу вследствие уничтожения товара.

2) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2012 г. N 3352/12:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел заявление открытого акционерного общества «КИТ Финанс Инвестиционный банк» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 01.07.2011 по делу N А40-25926/2011-13-230, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.11.2011 по тому же делу. Президиум установил следующее.

Открытое акционерное общество «КИТ Финанс Инвестиционный банк» (далее — банк) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Формула переезда» (далее — общество) о взыскании 1 232 434 рублей 51 копейки убытков, причиненных утратой имущества, переданного на хранение по договору на оказание услуг по ответственному хранению от 30.08.2010 N 300810х (далее — договор хранения).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 01.07.2011 в иске отказано. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Отказывая в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что надлежащее исполнение обществом обязательств по договору хранения оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 30.11.2011 названные судебные акты оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре указанных судебных актов в порядке надзора банк просит их отменить, ссылаясь на неправильное толкование и применение арбитражными судами норм материального права, и принять новый судебный акт об удовлетворении его требования.

Заявитель обращает внимание на то, что при рассмотрении другого дела со схожими фактическими обстоятельствами тот же апелляционный суд пришел к выводу, что пожар, произошедший в пристроенном к складу помещении, не является форс-мажорным обстоятельством.

В отзыве на заявление общество просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству. Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствующего в заседании представителя участвующего в деле лица, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, между банком и обществом заключен договор хранения товаров в складских помещениях, расположенных на территории складского комплекса по адресу: Москва, Чермянский пр., д. 4а (далее — складской комплекс), во исполнение которого общество приняло от банка на хранение товар по актам приема-передачи от 30.08.2010, от 27.09.2010 на общую сумму 1 232 434 рубля 51 копейка.

В результате пожара, произошедшего 28.12.2010 вследствие короткого замыкания в отдельно стоящем на территории складского комплекса металлическом ангаре, переданное на хранение имущество было полностью уничтожено. Факты передачи имущества общей стоимостью 1 232 434 рубля 51 копейка на хранение и его полного уничтожения сторонами не оспаривались.

В обоснование вывода о наличии обстоятельств непреодолимой силы суды первой и апелляционной инстанций привели следующие доводы. Из материалов следственных органов и письма Управления по СВАО ГУ МЧС России по г. Москве усматривается, что пожар возник внутри металлического ангара, арендуемого обществом с ограниченной ответственностью «Изомаркет» у закрытого акционерного общества «Моспромстрой».

Пожару была присвоена четвертая степень, на его ликвидацию потребовалось более 13 часов, но несмотря на предпринятые меры: привлечение нескольких отрядов ПСО и Центроспаса, двух вертолетов — прекратить дальнейшее распространение огня от места возгорания к складу, где общество хранило имущество банка, оказалось невозможным.

С учетом этих обстоятельств и исходя из пункта 12.6 договора хранения, суды, сославшись на то, что невозможность прекращения распространения пожара является ничем иным, как обстоятельством непреодолимой силы, применили пункт 1 статьи 901 и пункт 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс).

Однако судами не учтено следующее. Согласно пункту 1 статьи 901 Гражданского кодекса хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным статьей 401 названного Кодекса.

Профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал или не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

В соответствии с пунктом 3 статьи 401 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Таким образом, по общему правилу иное регулирование оснований ответственности возможно в силу закона или договора, при этом законом (абзац второй пункта 1 статьи 901 Гражданского кодекса) введено специальное правовое регулирование оснований ответственности профессионального хранителя, которое не может быть изменено договором хранения.

В пункте 11.4 договора хранения основания ответственности хранителя аналогичны тем, которые установлены абзацем вторым пункта 1 статьи 901 Гражданского кодекса для профессионального хранителя, а пункт 12.6 договора хранения предусматривает освобождение сторон от ответственности за неисполнение обязательств, если оно явилось следствием обстоятельств форс-мажора, под которыми в пункте 12.1 договора хранения понимаются наводнения, природные бедствия, военные действия, бунты, гражданские войны, политические волнения и иные события, которые стороны не могли ни предвидеть, ни предотвратить, на которые не могут воздействовать.

Таким образом, в силу закона и договора хранения единственным основанием освобождения общества от ответственности за утрату переданного на хранение имущества могут являться обстоятельства непреодолимой силы, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов. Юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотвратимости.

Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах.

Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.

Между тем выводы судов основаны на невозможности прекращения распространения огня исходя из количества задействованных в тушении пожара сил. При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Требование истца подлежит удовлетворению. Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

— решение Арбитражного суда города Москвы от 01.07.2011 по делу N А40-25926/2011-13-230, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2011 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.11.2011 по тому же делу отменить.

Иск удовлетворить.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Формула переезда» в пользу открытого акционерного общества «КИТ Финанс Инвестиционный банк» 1 232 434 рубля 51 копейку убытков.


Советуем почитать:

Компания

Это интересно

Законы и кодексы

Мы работаем

Пн 9.00 - 18.00Чт 9.00 - 18.00
Вт 9.00 - 18.00Пт 9.00 - 18.00
Ср 9.00 - 18.00Сб, Вс ---