Услуги:

 

Почему сейчас даже переговоры с контрагентом могут привести к претензиям ИФНС: новые правила налоговой выгоды

Важные поправки в Налоговый кодекс

Всегда было интересно увидеть введение в в НК РФ норм о необоснованной налоговой выгоде. Потому что эта категория является набором оценочных понятий, причем настолько абстрактных, что при желании сделки с любым контрагентом, непонравившимся налоговым органам, можно признать совершенными лишь на бумаге, или, говоря языком инспектора, «формальным документооборотом».

Эти факторы также накладывались на сомнительное качество законотворчества и законотворцев, что в итоге и вело к негативным ожиданиям.

Тем не менее, сами законотворцы особо не волновались, и 18.07.2017 года ими был принят Федеральный закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации».

Часть первая Налогового кодекса дополнена статьей 54.1 НК РФ «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Налоговики выпустили письмо с разъяснениями

ФНС России достаточно оперативно отреагировала на появление закона и 16.08.2017 года выпустила письмо № СА-4-7/16152@, в котором довела до инспекций свое понимание того, как будут регулироваться налоговые отношения после вступления в силу ст. 54.1 НК РФ.

Основные положения письма ФНС России от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ направлены на анализ каждого из пунктов ст. 54.1 НК РФ.

На основе исследования п. 1 ст. 54.1 НК РФ ФНС России отметило, что положения п. 1 ст. 54.1 НК РФ свидетельствуют о введении законодательного запрета на создание налоговых схем, направленных на уменьшение налоговых обязательств.

Очевидно, ничего нового данными общеизвестными выводами ФНС России не преподнесло, а потому гораздо интереснее обратить внимание на перечисленные в указанном письме аспекты доказывания получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в свете принятия нового закона.

Как налоговики будут раскрывать налоговые схемы

ФНС России указало, что инспекциям, в первую очередь, надо получить доказательства умышленного участия налогоплательщика в целенаправленном создании условий для получения налоговой выгоды.

По мнению ФНС России, об умысле могут свидетельствовать:

  • подконтрольность (юридическая, экономическая или иная), в том числе, взаимозависимость контрагентов;
  • транзитный характер операций между взаимозависимыми участниками хозяйственных операций, в том числе с использованием посредников, особых форм расчетов и сроков платежей по таким операциям;
  • согласованность действий участников хозяйственной деятельности.

Доказывание умышленного характера проводится налоговиками сугубо субъективно.

Например, взаимозависимыми порой признают организации, которые находятся по одному адресу (например, в одном бизнес-центре), или компании, чья отчетность сдается одним и тем же лицом (например, организацией, предоставляющей услуги по сдаче отчетности по ТКС).

В примерно можно привести ситуацию, когда налогоплательщик провел сделку с организацией, которую создал сам 10 лет назад, а через год осуществил продажу долей в уставном капитале. Руководителем стал новый владелец доли. И впоследствии до спорной сделки налогоплательщика руководство в компании-контрагенте сменилось еще дважды.

Налоговые органы предпочитают в таких ситуациях сетовать на формальную смену учредителя и руководителей, при этом их не интересует тот аспект, что при смене учредителя произошло увеличение уставного капитала компании-контрагента на 23 млн. рублей, причем, сумма оплачена денежными средствами. А новый учредитель и руководители не имеют никакого отношения к проверяемому налогоплательщику и прямо подтверждают эти факты при допросах.

Плоды фантазий налоговиков

Такие абсурдные доводы о взаимозависимости налогоплательщиков стали результатом того, что в ст. 105.1 НК РФ перечень оснований, по которым налогоплательщики могут быть признаны взаимозависимыми, является открытым. Это стало причиной включения догадок, предположений и плодов фантазии контролеров в основу выводов о взаимозависимости, подконтрольности.

В результате подобного подхода категория взаимозависимости является настолько «резиновой» в практике проведения налоговых проверок, что на его основе делать выводы об умышленных действиях налогоплательщика вряд ли корректно.

Еще одним наглядным примером подтверждения умысла в получении налоговой выгоды является согласованность действий участников сделки.

Так, например, как показала практика, к числу признаков согласованности налоговики относят ситуации, когда инспектор использует показания работников налогоплательщика, из которых следует, что руководитель контрагента присутствовал в период договорных отношений на совещаниях у налогоплательщика, участвовал в решении вопросов, связанных с исполнением сделки.

Эти обстоятельства инспекторы комментируют как участие руководителя контрагента в жизнедеятельности проверяемого налогоплательщика. Следовательно, такой руководитель подконтролен налогоплательщику и действовал с ним согласованно.

Также на согласованность действий инспекторы указывают, когда налогоплательщики представляют протоколы переговоров, на которых стороны договариваются о заключении сделки, по которой проверяемый налогоплательщик несет в дальнейшем расходы.

Сейчас налогоплательщики сталкиваются с тем, что, с одной стороны, им из раза в раз вменяют непроявление осмотрительности при выборе контрагента, а когда наученные горьким опытом налогоплательщики эту осмотрительность проявляют, добиваясь от контрагентов встреч, переговоров, фиксируя данные факты, то им уже вменяют согласованность действий, которые якобы направлены на получение налоговой выгоды.

 

В ближайшее время мы разместим продолжение статьи. Юрист расскажет, как еще инспекторы будут доказывать, что сделки проведены только ради налоговой выгоды.

ИА Клерк.Ру., аналитический отдел


Советуем почитать:

Компания

Это интересно

Законы и кодексы

Мы работаем

Пн 9.00 - 18.00Чт 9.00 - 18.00
Вт 9.00 - 18.00Пт 9.00 - 18.00
Ср 9.00 - 18.00Сб, Вс ---